tima: (Default)
я вынужден с ним не согласиться. То есть конечно да, мы были немного дебилы, но выход-то у нас какой был?! Чем можно было заняться в нищие 60-ые, кроме как самими собой? Нет, я вовсе не в том смысле, про который вы улыбаетесь! В том смысле у нас тогда еще интереса не было, он, правда, уже был у наших старших братьев и их поколения. Они с рогатками, сделанными из женских заколок и венгерки вставали засадой в подвальных окнах наших домов, а мы должны были пасти на улице телок, и как только телки шли по тротуару в направлении подвальных окон, надо было чесать репу в том направлении, откуда шли телки, столькими пальцами - сколько телок приближалось. А уж после этого целеуказания телок ждали. Когда они поравнивались с окнами подвала, на их капроновые ноги обрушивался град алюминиемых пулек-скобок, разрывая дорогой капрон. А мы со скучающими лицами в это время сидели напротив тех окон на лавочке и "удивленно" смотрели на визжащих телок, не понимавших что их так больно жалит...

Ну или можно было занять себя тарзанкой, которую после того раза родители нам запретили, в связи с чем пришлось перенести тарзанку в лес подальше от их глаз. Можно было играть в козла, стуча мячом об лестницу, но вскоре выходила на улицу жена директора завода, и нас гнали от лестицы подальше, потому что от ее гула, вызываемого бросанием по ней мяча, не мог жить весь дом. После этого можно было немного поиграть все тем же мячом в "Нашему барину в жопу клин", но для этой игры нужна была глухая стена, потому что близлежащие окна были в опасности от неумелости обращения с мячом некоторых игроков. Вместо "нашего барина" можно было просто почиканить мяч с Юрой Букетом, это было всегда весело и смешно, правда Юра не всегда держался на ногах. Можно было поиграть в ножечки на песке, или в ручеек на карусели, или в мини-футбол в беседке во дворе, или попрыгать с крыши гаражей, или поиграть в чижика, в соловьев-разбойников, в чику, в штандер, в прятки, в классики с девчонками или даже в испорченный телефон...

Заметьте, мы САМИ легко находили себе занятия во дворе и зимой и летом, мы никогда не нудили - "Папа (мама), мне скучноооооо... Я не знаю что мне делаааааааать, у меня даже ней айподааааа..." Потому что папа или мама нам тут же отвечали - "сейчас мы тебе оркестр вызовем." Или того хуже - "делать нечего? Так пойди-ка вымой пол в квартире!" Летом можно было позагорать на чердаке с сегодняшним руководителем российских нанотехнологий, а можно было спереть у кого-то коробку с капсюлями и грохотать на весь двор, пробивая их кирпичами в гулкой арке, пугая одиноких прохожих. Можно было пойти на соседнюю стройку и набрать там гудрона, который надо было жевать и стальных прутов, из которых с леской можно было наделать супер луков и стрелять их них рейками от купленных в универмаге "Россия" авиамоделей, а можно было смотаться на свалку и набрать там запчастей, из которых весь двор потом делал себе велики. Результаты выглядели устрашающе - какие-то разноцветные антилопы гну, состоявшие из частей "Взрослого", "Орленка", "Спутника", "Школьника"... Но оно ездило. У половины велосипедов не было тормозов. У нас - тоже. Зато у нас постоянно были разбиты бошки, раздроблены колени, содраны локти, сломаны ногти. Летом можно было пойти купаться на речку, на "слияние", а после получить звиздюлей от родителей, причем получить всем вместе - всем двором.

А до этого волна была по двору - самокаты из пары досок с подшипниками вместо колес. У нас ведь нормальный, купленный самокат только у Крокодила был. И то потому что они в Индию ездили, отцу его повезло, ему такую командировку от завода подфартило. Они тогда богааааааааааааааатые вернулись! На чеки (мы понятия не имели что это) за целых пять тысяч купили себе новую Волгу ГАЗ-21, на остатки - шубу жене, на остатки от остатков обставили себе квартиру, ну и на последний остаточек - самокат. То, что Волга была самым дорогим - знал весь двор, в котором это была единственная такая машина. Когда папа Крокодила выезжал со двора, он отправлял его на выезд, на противоположную сторону улицы, чтоб Крокодил помахал ему руками, когда можно выезжать, в смысле когда вся улица будет пуста от машин, чтобы папа Крокодила ни в кого не врезался. А когда они выезжали с женой, и суперосторожный папа разгонял Волгу до 40 км в час, мама Крокодила, восседая статуей на переднем сиденье, тут же, не поворачивая головы, говорила ему:"Вася, я хочу вернуться домой живая!" Мы когда к Крокодилу приходили, если его родителей не было дома, он нам втихаря индийские презервативы показывал в цветных коробочках, пару штук мы даже испортили, развернув поначалу, когда не знали что это, но мы их потом обратно скатали, я так думаю, родители Крокодила так и не заметили, мы очень старались скатывали, и карты, на которых разные девки еблись с разными парнями. Некоторые еблись даже с черными. Мы тогда думали, что такого и не бывает в природе. Но карты - это фигня все, неинтересно, вот самокат на надувных колесах с маленьким багажничком над задним - это было дааааааа... Когда Крокодил был в настроении, он каждому давал проехаться вокруг двора на этом самокате. Скажу я вам, братцы, это тебе не на подшипнике кататься. Вот так до сих пор Индия для меня - это презервативы в красивой коробочке, карты с еблей и Волга ГАЗ-21 с самокатом на мягком ходу.

А зимой - каток за дорогой, одеваешь коньки прямо в квартире и цок-цок-цок, сначала по подъезду, потом по двору, потом через дорогу... А можно было пойти на стадион, тащиться надо было дальше и дольше и делать там было особо нечего. Че мы там не видали? Музыка, фонари горят и девки с какими-то козлами катаются, причем никто на коньках стоять не умеет. Не то что мы. Изредка поколение моего брата точило и нам коньки. Ну... наверное раз в два года точно, а так они обычно точили свои. В подвале. Точить коньки - это же было целое искусство. Сначала кто-то вскладчину купил станок такой точильный, похожий на тиски, потом уже появились "плашки", старшие точили парой - взявшись с двух сторон за закрепленные коньки, вжик-вжик-вжик по камню лезвиями, только искры летели. А мы, открыв рты, смотрели. И учились кататься пока что на тупых. Мои первые после двухполозьев снегурки были натурально полукруглые в сечение лезвий. И ничего, как-то катался, не всегда падал. Зато научился из-за этого - зверь как. На развязанных коньках по сей день могу спокойно кататься.

Ну или в хоккей во дворе до темноты, когда уже шайбу не видно. Пока не выведут Гека, который всегда считал, что шайба существует для игры с ним, поэтому сразу хватал ее в свой слюнявый рот и линял от нас подальше. Тогда мы всем двором начинали за ним гоняться, а он только вилял обрубком своего купированного боксерского хвоста, радуясь возможности поноситься в зимней снежной темноте, как сумасшедший. Или вот опять же - можно было все с той же лестницы в сугроб прыгать. Накидаем перед ней сугроб, забираемся этажа до второго-второго с половиной и - шварк в сугроб. И так без конца - залез, спрыгнул, залез, спрыгнул, пока уже и сугроба-то не оставалось, а лезли все выше - надо же покоролиться друг перед другом. Дебилы конечно были, а как же. Но у нас же не было ничего, что бы нас удержало от дебилизма, вот мы и ...

Сначала хоть танцплощадка на стадионе работала, оркестр играл каждую субботу и воскресенье, в кино мы ходили в "Юность" через дорогу, если там шли "Сыновья Большой Медведицы" или "Виннету - вождь апачей". Или "Золото Маккены". В кассе часто мочиться приходилось, потому что там все пацаны встречались - в кино-то все кварталы ходили, а каждый с каждым мочился. Вот и встречались в кассе часто, в результате после кассы и носы разбиты, и фингалы под глазами, и деньги отобраны - всякое случалось. Самая популярная фраза в кассе была "Ну чо? Короли что ли? Пойдем выйдем?!" Но зато в кино ходили, это было, никто через компьютер фильмы не скачивал и не смотрел. А как постарше стали, так и вовсе некогда стало компьютерами заниматься, если б они даже и были. У меня так две школы впараллель и тренировки раза 4 в неделю по волейболу до усмерти - какие там плейстейшн, до дома в темноте зимой доползешь, помыться в очередь встанешь, потому что в титане воды-то на всех не хватает, и клюешь носом за столом. А еще задание домашнее делать - в первую смену снова в школу, а брат - золотой медалист. Попробуй тут не сделай домашнее задание.

Вот в результате такими дебилами и выросли. И не поправить уже ничем. Да если б и можно было - я б не променял все это на то, что было.


(©) [personal profile] tima - использование текста (кроме ссылок на него) требует согласия автора
tima: (Патриот)
Мы тогда гурьбой часто бегали за дорогу в лес. Однажды мы нашли землянку на высоком берегу реки, там где слияние. Землянка была старая, полуразрушенная, в ней была только каска со значком SS, пробитая осколком, вся заржавевшая, и больше ничего. И мы поняли, что тут когда-то были фашисты.

Землянку мы обнаружили случайно, вообще-то мы тогда пошли за горным хрусталем, которого на берешах реки было навалом. У меня долго в письменном столе лежали несколько красивых кристаллов хрусталя, я мечтал их них что-нибудь сделать, но так и не сделал.
tima: (Flag)
Самое главное в свадьбе не жених и не веста, не гости и не музыка, не выпивка и не документы. Самое главное - торт, который стреляет в третьем акте, размазываясь по лицам счастливых молодых.



а уж потом... )
tima: (Default)
выпил и навспоминали тут с женой...

Пышки в пышечной на Восточной... пекли при тебе, стоили 4 копейки, посыпанные сахарной пудрой. Эхма...

"Секретики". Зеленым стеклом битых бутылок накрывался в укромном месте фантик или сушеный цветочек. Тебе секретик показывали под страшным секретом, ты, конечно, тут же это дело передавал по цепочке и "секретик" радостно разрушался дураками.

"Дружная семейка". Пеклась в школьной столовой. В каждый кусочек сдобного теста вкладывалась карамелька.

"Ножички". Играли целыми дворами. "С локтя", "с кисти", "со лба", "с головы"... Резались до темноты, завоевывая земли.

"Фантики". Обмен шел страшный. В классе была Ирка Ракина. Ее никто не любил - ее мама работала на Свердловской кондитерской фабрике и приносила домой кусковой шоколад, который Ирка пожирала на переменках в школе, ни с кем не делясь, и у ней были целые рулоны фантиков! Рулонные фантики шли гораздо дороже штучных...

Помойка. Ведра с проложенной прилипшей книзу промокшей насквозь газетой, к которой прилипали картофельные очистки и не только они. Во дворы приезжала "мусорка", по звону рельсы, в которую бил мусорщик, надо было бежать с ведром, пыжится, подавать его высоко наверх, шелуха и мусор сыпались обратно на голову. Выносить мусор, прибегая в чужой двор, было нельзя, мусорщик знал всех и вся и не брал "чужие" ведра в несвоем дворе.

Сушка постиранного зимой. Это наверное смогут понять только те, у кого зимой был хороший минус на дворе. Когда "высушенное" колом после стирки белье надо было снять с веревок, с хрустом поломать вдвое или вчетверо и попытаться уложить это все в тазы, чтоб унести домой.

Коньки. Коньки одевались только дома и после этого выход на улицу через подъезд осуществлялся исключительно в них с цоканьем, грохотом, паданьем и руганью соседей, что мы портим полы в подъездах. Катались по снегу, снегу с песком (дворники тогда еще были), по катку, залитому за дорогой.

Петарды. Брался тетрадный лист вощеной бумаги, отрезался кусок шириной сантиметров 6, сворачивался на карандаш высотой бумаги примерно 1 к двум, бумага загибалась, снималась с карандаша, в полученную "гильзу" счишалась сера с одного коробка спичек, трамбовалась, "гильза" загибалась сверху, все это заворачивалось в черную изоленту (в синюю нельзя!), делался запал и все это взрывалось, чиркаясь об коробок и кидаясь в сторону врагов! Грохоту было неслабо, по наводке соседей минеры-подрывники нещадно наказывались родителями.

"Нашему барину в жопу клин!" Усложненная игра в "козла" возле пожарной лестницы, заканчившаяся ударами мячом по жопе стоявшему возле стены раком проигравшему.

"Ручеек". Травмоопасная игра, проводившаяся на бешено крутившейся карусели.

Луки. С перманентно проистекавшей рядом стройки тырилась стальная арматура, которая сгибалась в луки, толстая рыболовная леска служила тетивой. На стрелы покупались недорогие авиамодели с кучей реек внутри. В головку стрел изолентой (теперь уже синей!) приматывались швейные иглы. Как мы не выбили ни одного глаза - не пойму до сих пор!

Похороны. Почему-то было очень популярно хоронить. Хоронили долго, со вкусом, покойника обносили по всем близлежащим дворам, нас им пугали, но никто особо не боялся, потому что что с покойником только не проделывали (роняли, заколачивали, отколачивали снова, ставили на него водку, пили при нем, пели песни, говорили речи) - он в ответ не делал ничего.

"Классики". Мальчишки тоже играли. Баночки из-под сапожной ваксы считались "западло". Их давали "нахаляву" тем, у кого не было своих. Хорошие биты были баночки из-под леденцов монпасье. Вовсе дамские и крутые - маленькие из-под вазелина. Видоизмененная игра для мальчишек - "пиво".

"Чика". Чика была двух видов - с битами и расплющенными пивными крышками и пристенная. Примерно в эту же категорию шла "трясучка".

"Перышки". Занятие для перемены между уроками. Перевернуть чужое перышко щелчком своего сначала на спину, потом обратно и оно твое. Черные перышки были стремные, лучшими считались белого цвета - стальные.

"Веревочка". Глупые девчоночьи попрыгайки. Правил не знаю - парни не играли.

Upd. Не веревочка, а "Резиночка". И Енот напомнил мне про поджиги! И еще напомнили - про стрельбу из рогаток скобками-пульками, согнутыми из проволоки. Рогатки делались из женских заколок, резинка-венгерка.

Upd. 2. 2 копейки вспомнили про такую суперважную вещь как "карбид в бутылку" и про плетение из проводов. А также про капсюли, про которые я вспомнил, но писать не стал.
tima: (Default)
интересно - собрался ли нынче у нас в школе наш класс? 30 лет выпуска...

перекинул Недоразумение в нечитаемую группу. Дальше этой группы только удаление.
tima: (Default)
Кровь лилась рекой. Руки подгибались под тяжестью здоровенного тела. Все время приходилось задирать лица наверх, поэтому кровь текла на наши головы, заливала глаза, протекала за шиворот, впитывалась в одежду. В ушах стоял нескончаемый вопль Крокодила, в котором изредка можно было различить слова и фразы “кровь вся вытечет и я умру!”, “ты же дурак, Ленька!”, “вас всех посадят!”. Пространство между этими фразами было полностью заполнено одним длинным нескончаемым визгом свиньи на бойне. Попытки угомонить Крокодила, истекающего кровью, ни к чему не приводили. Нам дико повезло, что был рабочий день, почти полдень и за дверьми квартир никого не было. Случись все это в выходной или вечером - досталось бы нам еще до того, как Крокодил был доставлен в наш горячо любимый гортравмапункт по улице Титова 6.

А началось все очень обычно. В редкий день уральского короткого лета, когда на дворе каникулы, а отпуска у родителей нет, поэтому они все на работе, мы решили позагорать. Мы – это старина Хэнк, Крокодил, Ленька и я. Почему нас было так мало, уже и не помню, может просто еще рано было, остальные не выползли во двор. Короче говоря, решили мы полезть на крышу, раздеться там и солнечно провести время. Выходы на крышу были открыты всего из двух подъездов, причем именно из тех, где на чердак надо было забираться, а потом спускаться, по металлической почти вертикальной лестнице, головой поднимая, а уходя – опуская, тяжеленный дощатый люк. Чердак нас всегда манил. Во-первых, сам чердак был темным, таинственный и страшным местом в паутине и тенях. Во-вторых, за ним была крыша и небо. На крыше можно было делать всякие удивительные дела, например запускать котов на парашютах на спор чей кот дольше лететь будет или изображать из себя суперменов, с диким грохотом бегая по шиферу нашего 3-этажного дома. Беда, правда, что взрослые почему-то не разделяли наших радостей и крышные вылазки обходились нам весьма дорого. Нас это не останавливало, поэтому родители следили, чтоб чердак был по возможности закрыт, что случалось не всегда.

В тот день произошло незапланированное. Мы, лениво переговариваясь, лежали в одних трусах и загорали, когда Леньке стало скучно. О чем-то рассуждая вслух и прогуливаясь между нами, он вдруг наткнулся на полуметровый отрезок трубы, этак пятнадцатисантиметрового диаметра и очень быстро решил порезвиться. Он просто взял и катнул ее по скату крыши на сторону улицы Жданова, которая всегда была довольно оживленной пешеходной улицей. На нас с Хэнком напал столбняк. Мы завороженно повернули головы на звук и смотрели как этот обрезок ржавой трубы, с грохотом набирая скорость, катится к краю крыши. Неожиданно Крокодил, самый толстый и неповоротливый из нас, вскочил и кинулся за трубой вниз по крыше. Самое страшное, что я теперь помню – эта часть крыши почему-то не имела никакого заграждения: ни закраины, ни заборчика, ни-че-го. Крокодил догнал трубу, упал, пытаясь схватить ее руками, но промахнулся и труба, продолжая движение, попала ему в бедро. Закраины трубы были в страшных зазубринах, остающихся после отрезания труб газосваркой (опять эти сварочные зазубрины и опять Крокодил!). Бедро Крокодила раскрылось розочкой, повторяя циклоидную траекторию движения рваных закраин трубы, мне даже показалось, что я вижу белую кость в глубине раны, и оттуда хлестанул фонтан крови. Труба, правда, тоже остановилась. Мы никогда так и не узнали, спас ли Крокодил чью-то жизнь или нет, стоило все это литра его крови или нет. Что было, то было.

Ленька моментально в страхе убежал домой, закрылся и пару дней старался не попадаться Крокодилу на глаза. Вид наш с Хэнком, с трудом волочащих раненого, на пороге травмапункта был страшен. Можно было подумать, что мы только что были выведены из боя или тяжелого артобстрела. После того, как мы спустили истекающего Крокодила по почти вертикальной лестнице, поддерживая его снизу, его кровь была везде. Ногу Крокодилу в травме зашили, мы даже ничего не сказали родителям, старательно скрывая новую временную Крокодилову походку. Я теперь даже не помню, узнали они тогда про это кровавое приключение или нет.

P.S. Пару недель назад совершенно случайно узнал, что Ленька теперь – первым замом у Чубайса.

(©) [personal profile] tima - использование текста (кроме ссылок на него) требует согласия автора
tima: (mouse)
с тренировки по лякроссу, стали с женой вспоминать наши детские дворовые игры.

Навспоминали (не считая обычных футбола, хоккея, просто драк, прыгания с гаражей и закладывания фантичных секретиков - девчоночья мура):

1. Казаки-разбойники.
2. Ножички (2 варианта).
3. Клёк (он же "банка").
4. Лапта.
5. Ручеек (не хороводы, а бешеная игра на вертящейся карусели).
6. Тарзанка.
7. Чижик.
8. Футбол в беседке, сидя на лавочках.
9. Прятки.
10. Козел (повторение забивания мяча в пожарную лестницу. Очень мешали соседи, жившие за этой стеной). Проигравшего ставили лицом к стене и били ему мячом по заднице.

Было, вроде, еще что-то, но, по-моему, мелкая осталась сильно впечатлена своими родителями.


Еще вспомнил - парами, один у другого на закорках, надо было сбить седока противника. Не помню как называлось...
tima: (Default)
поднятую [livejournal.com profile] alex_smirnov, ну чем я хуже?!

Для нашего двора Символом Богатства стал самокат на "мягком ходу" (с накачивающимися шинами!!!), привезенный для Крокодила его родителями из далекой и таинственной Индии в 1966 году. Они в дополнение в самокату привезли еще и Волгу ГАЗ-21, но кому из нас нужна была эта Волга?! Мы все катались на самодельных самокатах, сделанных из нескольких неструганных досок, вместо колес у самокатов была пара подшипников. Эти агрегаты грохотали так, что казалось наступает третья танковая мировая война. Взростые тети в такие моменты гоняли нас из двора, потому что им хотелось услышать о чем говорит соседка по лавочке.

Ох, как каждому из нас хотелось такой самокат, ведь в нем был еще и педальный ТОРМОЗ заднего колеса и даже небольшой багажничек на этом же заднем колесе...

Надо отдать должное Крокодилу, он давал свой самокат кататься практически всему двору, но все равно это был ЕГО самокат.

Про велосипеды мы тогда даже не знали, вот времечко было.
tima: (Default)
Интересный у нас двор был. Дом трехэтажный, старый, семь подъездов всего. Стало быть, квартир 60. В нашем доме жило почти все заводское начальство. Все они приехали ставить завод в 50-х, все - примерно одного возраста. Так вот и вышло, что у нас дети во дворе шли волнами и каждая волна состояла из детей почти одного возраста. Постепенно, правда, двор разбавился другими жильцами, и дети подразбавились, соответственно. В результате, выросшие дети нашего двора оказались в двух категориях - либо "хорошие", либо "плохие".
Сел я, подсчитал как-то раз и оказалось, что на УПИйском радиофаке училось почти 20 ребят из нашего двора! Двадцать!!! Но не о том сейчас речь...

- Ну че делать будем?
- А че можно?
- Ну можно... можно пойти с "семанцами" подраться.
- Ааа...
- Ну тогда - давайте из подвала по девкам из рогатак постреляем?!
- Ааа...
- Ну, можно опять дымовуху сделать.
- Ага! Вчера всю дорогу, блин, завлокло! Забыл что ли! Хорошо милиция не приехала!
- Ну еще можно еще это ... потарзанить.
- О! Побежали!

Ватага из 6 человек перебегает дорогу и углубляется в ближайший лесок. Там между двумя деревьями под углом натянута проволока, на которой сидит обрезок трубы (тарзанка). Старина Хэнк (закончил радиофак УПИ, сейчас работает каким-то начальником на одном из все еще секретных заводов под Москвой) залазит на дерево первым, за ним лезет Крокодил (закончил ЛИАП, работает где-то в Запорожье. Тоже начальник), следующий Вася Кот (убит разводным ключом в драке под Новый год. Пролежал под забором, когда все разбежались и умер от потери крови и пролома черепа). Я (окончил УПИйский радиофак, теперь живу в Штатах), Корень (сидит уже который срок. Стал обыкновенным рецидивистом) и Кислый (умер на Первое Мая - захлебнулся собственными рвотными массами) остаемся внизу - подавать тарзанку.
Старина Хэнк хватает тарзанку и несется вниз. Решив "покоролиться" прыгает с пол-пути. Падает на землю, (и ломает себе ногу, как потом оказалось) вскакивает и тут же с криком падает снова. Тарзанка уже подается следующему - Крокодилу. Корень, отвлекшись на вскрик Хэнка, недокидывает тарзанку, и она застревает на проволоке в полутора метрах от Крокодила. Тот прыгает вперед и хватается за обрезок трубы, но промахивается и правая рука оказывается впереди тарзанки. Та наезжает на руку и рвет кожу в кровь своими острыми краями, оставшимися от сварки. Крокодил, продолжая ехать, с криком отпускает правую руку, тщетно пытается удержаться на одной левой руке, но падает. Падает в аккурат на Хэнка (и ломает ему руку, как потом оказалось).
Городской круглосуточный травмпункт был расположен в 100 метрах от нашего двора. Это было наше счастье, наше вечное спасение! Нас всех там хорошо знали. Чего нам там только не складывали и не зашивали!
Когда нам "выдали" Старину Хэнка с гипсами на правой руке и левой ноге, Корень почесал затылок, подстриженный под тогдашний полубокс и промолвил легендарную фразу:"Че-то я не знаю, как Хэнк теперь тарзанить будет!"
Выражение лиц родителей Хэнка при виде нас, позвонивших в дверь и держащих Хэнка на руках, я описывать не буду.

(©) [personal profile] tima - использование текста (кроме ссылок на него) требует согласия автора

Profile

tima: (Default)
tima

July 2017

S M T W T F S
      1
2 3 4 5 6 78
9 10 11 12 13 1415
16 17 18 19 202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 20th, 2017 10:33 pm
Powered by Dreamwidth Studios